Вернуться   "Форум GP-SMAK.RU - Самый смак автоспорта!" > GP-SMAK Multimedia > Статьи и публикации

Статьи и публикации Статьи, электронные книги и другие публикации

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 07.02.2010, 12:15   #1
gp2
ГонщикGP2 VinniViciRacing
 
Аватар для gp2
 
Регистрация: 21.03.2007
Адрес: планета "Земля".
Сообщений: 5,627
Вы сказали Спасибо: 0
Поблагодарили 1,621 раз(а) в 916 сообщениях
Вес репутации: 263955
gp2 репутация неоспоримаgp2 репутация неоспоримаgp2 репутация неоспоримаgp2 репутация неоспоримаgp2 репутация неоспоримаgp2 репутация неоспоримаgp2 репутация неоспоримаgp2 репутация неоспоримаgp2 репутация неоспоримаgp2 репутация неоспоримаgp2 репутация неоспорима
По умолчанию Лаффит и Жабуй. Два друга. Интервью - Брэдли Лорд.

Брэдли Лорд («F1 Racing», 2009, #12)


Литературный перевод с английского языка – Эль







Лаффит и Жабуй. Два друга








Они познакомились более 50 лет назад, Жан-Пьер Жабуй и Жак Лаффит остаются лучшими друзьями. Будучи много лет в их компании, F1 Racing может подтвердить, что эти два представителя золотого поколения французских гонщиков все еще энергичны и любят поспорить, как и во времена своего расцвета – 70-е – 80-е годы.

Они сейчас немного хромают, результат перелома ног, благодаря чему завершилась их карьера. Но никто, кто не видел Жана-Пьера Жабуя и Жака Лаффита в их лучшие годы, не мог бы узнать их сегодня, спустя 50 лет после того, как они стали друзьями. Они образовали в Формуле-1 довольно импозантную странную пару: высокий, строгий, «технарь» Жабуй и низкий, галантный проказник Лаффит были и все еще остаются лучшими друзьями.
Во время их «совместного пути» Лаффит работал механиком Жабуя, Жабуй – как гоночный инженер Лаффита; оба были чемпионами французской Формулы-3 и чемпионами Европы в Формуле-2; каждый из них выиграл Гран-при: шесть Лаффит и два Жабуй; и они даже приходятся друг другу свояками, женившись на сестрах Коттин (Жабуй на Женевьев, а Лаффит на Бернадетт) в середине 70-х годов. «Они также оставили нас обоих» – шутит Жак. Само по себе это чудо, что их дружба существует так долго…

Жак Лаффит (ЖЛ): Мы знаем друг друга с 14 лет. Мы познакомились на катке в Париже и проводили наши юношеские годы вместе.

Жан-Пьер Жабуй (ЖПЖ): Бегали за девчонками!

ЖЛ: Жан-Пьер начал путь наверх в 1965 году, и я пошел вместе с ним. После того, как он выиграл Кубок R8 Gordini, мы перешли в Формулу-3 в 1967 году. На следующий год я был его механиком: я был словно мальчик на побегушках, потому что я не мог делать ничего другого. Я был как «дурачок», снаряжающим гараж, затягивал слабые болты или клеил девчонок для него. Я был на чеку, на случай, если вдруг придут их мужья и попытаются избить его!

ЖПЖ: Я работал с машиной, когда он подошел и сказал: «Ты такой зануда, пойдем выпьем и расслабимся».

ЖЛ: Жан-Пьер был профессионалом. Я не участвовал в гонках и, если честно, я никогда не думал, что стану гонщиком.


Мой друг – мой помощник


Два друга пошли разными путями с 1969 года: Жабуй, выступавший весь прошлый год во французской Формуле-3 (он финишировал вторым позади Франсуа Севера) убедил Альпина взять его в свою команду Формулы-3, пока Лаффит пробовался в соревнованиях Volant Shell, финансированный Хубертом Жиро, промышленник, которого он встретил, пока путешествовал по гонкам вместе с Жабуем. В 1974 году Лаффит и Жабуй соревновались лицом к лицу в Европейской Формуле-2, при этом Жабуй выступал на своей собственной машине Формулы-2.

ЖПЖ: Мы пошли разными путями. Я был счастлив присоединиться к Альпину и вскоре, после недолгой тяжелой работы, стал доминировать в Формуле-3.

ЖЛ: В этом разница между нами, как вы видите. Он только что воскликнул: «недолгой тяжелой работы». В этом суть, я не делаю тяжелую работу…

ЖПЖ: После этого, я сделал машину Формулы-2 – первую с мотором BMW, тогда с Elf Switzerland и Renault V6 turbo. Я выиграл титул с командой в 1976 году, а он выиграл на год раньше.

ЖЛ: Я помню свою первую победу в Формуле-2 в Зальбургринге в 1974 году: Жан-Пьер лидировал и его мотор взорвался. После этого, Фрэнк Уильямс позвонил и предложил мне место в Формуле-1 на Гран-при Германии. В действительности я должен заметить: «Я выиграл Гран-при раньше Жана-Пьера, я попал в Формулу-1 раньше него, я выиграл чемпионат Формулы-2 раньше него… знаете, это все те вещи, которые так замечательны, когда вы оглядываетесь назад» (смеется и подмигивает).

ЖПЖ: Техническая сторона дела интересна мне больше, чем просто пилотаж. Я был вовлечен в такие проекты, как Renault turbo, что заняло больше времени на пути к результату. Я проводил одиночные гонки в Формуле-1 и здесь и там – одну за Williams, одну за Surtees, потом за Tyrrell – но все время я шел к Формуле-1 вместе с Renault.

ЖЛ: Он много работал, чтобы попасть с Renault в Формулу-1. Он был очень глубоко вовлечен, чего бы никогда не было в моем случае. Я только гонщик, взбалмошный гонщик. В 1975 году, я гонялся в Формуле-1 за Фрэнка, а также в Формуле-2 и на спортпрототипах за Alfa. Я выиграл свой первый подиум для Фрэнка в Нюрбургринге. Наши шины были такие жесткие, что казалось, они были сделаны из дерева, но другие пилоты прокалывал свои колеса и каждый раз, проезжая по стартовой прямой, я отыгрывал по позиции, в итоге я финишировал вторым.




1982 – за два года до рождения Кубицы, Лафиит и Жабуй были заядлыми картежниками в паддоке




Лаффит ведет свой Ligier к победе на ГП Австрии-81 усилиями команды, а также вышедшего в отставку Жабуя, который стал его гоночным инженером




Отдых. Наряду со спортивным загаром – Гран-при Южной Африки 1979 года – «Еще добавочки» - говорит Лаффит




В 1976 году карьеры обоих сбавили обороты. Лаффит был нанят Лижье, за команду которого в прошлом состязался в Ле-Мане и был их единственным представителем в Формуле-1, Жабуй был занят зарабатывая титул в Формуле-2 и участвуя в подготовке к дебюту Renault turbo на следующий год в Сильверстоуне. Тогда Лаффит стал первым французом, победившем в Формуле-1 на французской машине с французским мотором.

Это была его первая победа и первая победа Ligier в Формуле-1, в Андерсторпе на Гран-при Швеции.


ЖЛ: Французский состав был великолепным, но меня это не заботило. Если честно, я никогда не думал об этом, как о реальной победе, потому что я выиграл только из-за того, что сошел Андретти. Итак, моя первая реальная победа была одержана в 1979 году на Гран-при Аргентины. У нас была только одна рабочая машина, но в 1979 году Ги захотел расшириться. Его убедили, что мне нужна была другая машина, которая мотивировала бы меня, хотя это все ерунда, я сам себя мотивировал. В тех первых двух гонках (Лаффит доминировал на двух первых этапах: Гран-при Аргентины и Гран-при Бразилии) у нас были алюминиевые обтекатели на крыльях и они работали действительно здорово. К тому же мы имели облегченную версию из пластика. Но они деформировались, когда машина выезжала на трассу. Я не мог оставаться на максимальной скорости, потому что все время они прогибались вниз. Тогда машина вернулась в гараж, и мы поставили на место алюминиевые, т.к. мы не знали, что произошло. На устранение данной проблемы у нас ушло 4,5 месяца, прежде чем машина стала снова конкурентоспособной.

ЖПЖ: Да, это было приятное время, когда я был в Renault, а он в Ligier. Однажды я сказал ему: «Скажи своим инженерам сделать то и то, и ты будешь намного быстрее». Он сказал и, на следующий день он был впереди меня!

ЖЛ: Это правда. Мы были в Лонг-Бич, и машина была действительно плоха, и я спросил его, почему. Он взял меня посмотреть новый Williams и сказал: «Посмотри на решетчатые обтекатели, которые у них есть. Скажи Дюкаружу (технический директор Ligier)». Я так и сделал, и Жерар (Дюкаруж) только и сказал: «Это дерьмо», хотя, если бы он понял эту идею, мы могли бы тотчас переделать обтекатели и могли бы стать чемпионами в 1979 году.

F1 Racing: Это была золотая эра Формулы-1 во Франции, не так ли? Какая из команд обладала общественной поддержкой: Renault или Ligier?

ЖЛ: Первой командой во Франции тогда была Ligier. У нас была синяя машина, спонсор Gitanes и Renault испытывала небольшое сравнение. Мы были любимцами публики.

ЖПЖ: Но Ф-1 становилась более профессиональной. Было несколько уик-эндов, в которые, мы встречались только сидя за рулем наших машин. Это было одной из тех вещей, которые я нашел наиболее изумительными, когда я понял, что мы здоровались, когда были уже на трассе. У нас были брифинги, встречи с прессой, Renault даже хотела нанять психолога.

ЖЛ: (Подмигивает) Конечно, ведь он работал больше, чем я

ЖПЖ: Но разница с сегодняшними днями была в том, что я послал их всех к черту. Раньше гонщики вызывали больше уважения, потому что мы подвергались гораздо большему риску, чем они сейчас. Сегодня, у меня такое впечатление, что если гонщик не выигрывает чемпионат, то ему говорят: иди и води любую коробку с дерьмом, которую даем тебе и держи свой рот на замке. Затем, если он не достаточно быстр, они увольняют его.

ЖЛ: Он имел все проблемы, которые есть в заводской команде и которые я не имел у Ги. Я никогда не хотел гоняться за Renault – это факт. Я сказал самому себе, что это не будет хорошо, если я пойду туда. Мне не нравился путь творения их дел.


Renault с турбомотором одержало свою первую победу с Жабуем за рулем, в 1979 году в Дижоне на Гран-при Франции. Лаффит и Лижье неоднократно добивались Жабуя, но его лояльность к турбо проекту Renault была такой сильной, что он все время им отказывал. Но, в 1980 году, с новым турбодвигателем от Matra на чертежной доске, они задели технический интерес Жабуя. Он перешел к ним, поссорившись с техническим директором Renault Жераром Ляруссом во время Гран-при Италии в Имоле.




Жабуй осторожно выходит из самолета, присматривая за больной ногой, которая была сломана на Гран-при Канады 1980: Лаффит держит его костыли





Жабуй ведет турбомоторный Renault RS11 к его первой победе в Формуле-1. Дижон, Гран-при Франции 1979




Лаффит и Жабуй выступали вместе за команду Ги Лижье (в центре) в 1981 году перед тем, как в 1982 Жабуй стал гоночным инженером Лаффита




ЖПЖ: Турбодвигатель Ligier был мне интересен, но я решил покинуть Renault после гонки в Имоле. Я был быстрейший на практике, в то время как дела у моего напарника, Арну, не клеились. Потом, на следующий день, он был на поуле, и я спросил, как он отыграл так много времени. Они сказали: «Мы увеличили ему наддув». Я ездил быстро с нормальным наддувом, тогда как они увеличил его для него. Я сказал, что если вы собирались увеличить его, то это нужно было сделать на обеих машинах. Потому что это было неправильно: я подвергался риску, пытаясь показать хорошее время. Они только сказали: «Это не имеет значения, у него были трудности». После гонки я улетел обратно в Париж и подписал контракт с Ligier.

F1 Racing: Следующим был Гран-при Канады 1980 года….

ЖПЖ: В конце практики, Нельсон Пике, врезался в меня своим Brabham, которым он повредил заднее антикрыло и заднюю правую часть. В те дни, механики не имели тех технологий, которые есть сейчас, и они не поменяли соединительные балки. По ходу гонки, я чувствовал ,что заднее правое колесо ведет себя странно, затем я врезался в стену, перелом ноги, вот, чего это стоило мне. В течение зимы Matra искала кого-нибудь для развития их прототипа, называвшегося Espace, который они хотели выпускать. Они хотели добавить его в линейку Peugeot, но те не были заинтересованы в этом, так что Renault забрала его себе. И из-за этого, Matra решила остановить свой турбопроект и вместо этого они дали Ligier старую V12. Если бы не мой перелом ноги, я бы смог оказать влияние на их решение.

F1 Racing: И что же ваш напарник по команде делал все это время?

ЖЛ: Я катался на лыжах

ЖПЖ: Как он говорил, это не было его работой. Но мы почти достигли вершины в 1981 году. Я надеялся получить возможность снова гоняться в начале года, но если быть честным, я не понимал, почему они дали мне такую возможность, учитывая состояние, в котором я был. В Монако, я продолжал использовать полосы безопасности, потому что я не мог тормозить должным образом.

ЖЛ: Забавная была вещь, после того, как он перестал гоняться, он стал моим гоночным инженером.

F1 Racing: Вы когда-нибудь ссорились?

ЖПЖ: Это работало хорошо.

ЖЛ: Нет. Хотя, немного, но я быстро остываю, вы же знаете….

ЖПЖ: Да, конечно, потому что Жак не всегда понимал техническую сторону дела. Но, когда я принимал решение, он понимал, что я имел веские основания для этого. Я помню, когда мы выиграли в Австрии в 1981 году…

ЖЛ: Это была важная победа, т.к. Дюкаруж собирался покинуть команду в июле, так что на Жана-Пьера выпадала большая нагрузка, и она доказала, что наше сотрудничество работало и без Дюкаружа.

ЖПЖ: Несмотря на то, что Renault использовала такие же шины Michelin, как и мы, они имели преимущество в Цельтвиге – турбомашины сохраняли свою мощь на высоте, в то время как атмосферные двигатели теряли драгоценные лошадки. В квалификации Renault были впереди, и я сделал необычный выбор шин на гонку. Пьер Дюпаскье из Michelin пришел к Ги и сказал ему, что я сумасшедший, что нам не следовало делать этого или вещи подобного рода. Лижье пришел ко мне и спросил: «Вы уверены?», на что я ответил: «Ги, что вы хотите? Финишировать третьим позади Renault или постараться выиграть?». Он полностью вышел из себя, когда Дюпаскье сказал, что в Renault раздумывают над использованием тех же шин, и я сказал: «Прекрасно!». К половине дистанции, шины Жака все еще были в превосходном состоянии, а у Renault начали намечаться проблемы. Прост сошел, а Жак прошел Арну и выиграл, вот и все…

ЖЛ: Ну, не совсем…

F1 Racing: Возможно также была блистательная работа гонщика, а Жак?

ЖЛ: (Смеется) Точно! Вы себе представить не можете, какое удовольствие доставил обгон Renault в Цельтвеге, где турбомоторы имели еще большее преимущество. Это было действительно здорово.


Затем Лаффит одержал блистательную победу на мокрой трассе в Канаде. Это означало, что он, перед финальной гонкой в Лас-Вегасе, вышел на третье место в чемпионате, отставая на пять очков от лидера – Нельсона Пике. Он был одним из реальных претендентов на чемпионскую корону.


ЖЛ: Победы в Австрии и Канаде придали нам сил, но в Лас-Вегасе, я столкнулся с различными проблемами. Мы впервые гонялись в Вегасе и потому не знали, как будут вести себя шины. Мы решили, что мой партнер Тамбэ будет останавливаться первым, чтобы посмотреть как ведут себя шины, чтобы команда решила что делать со мной.
К сожалению, Патрик попал в аварию после пары кругов и позже я начал терять время, но не понимал почему. Я ожидал, что команда зазовет меня в боксы, что и было в итоге сделано, но было уже слишком поздно. Жабуй хотел позвать меня, Дюпаскье тоже, но Ги сказал нет. Он босс: когда он говорит нет, вы не скажите да. Но это не было то, что лишило нас титула, это случилось раньше, в течении года.

F1 Racing: Лижье был трудным боссом?

ЖЛ: Трудным? Нет. Иногда раздражительным, он мог казаться злым, но он был вспыльчивым.

F1 Racing: И в чем сила Жака? С точки зрения его инженера?

ЖЛ: Меня? Я был быстр. Я ездил быстро со старта до финиша, у меня было мало сходов и это было важно тогда. Во-первых вам нужна машина, которая была бы хорошо устроена, я имел ее. Она не была быстра в квалификации, но в гонке, я был бережен в отношении резины, проходя 200 миль с полными баками, я был более конкурентоспособным. Сегодня, они похожи на квалификационные машины.

ЖПЖ: Мы увидим большую разницу в следующем году, когда они будут стартовать с полными баками. Это изменит всё.

ЖЛ: Вы знаете вещь, которую я сейчас ненавижу? Ту группу людей, которые на пит-лейн говорят гонщику «прибавь» или «найди здесь 0,2», потому что гонщики ничего не контролируют. Мы использовали 200 литров на 200 миль и когда они заканчивались, мы сходили. Мы не знали, что происходило, что это было. Никто не говорил нам, что мы должны были делать в гонке, и нам приходилось управлять ею. Сегодня, они говорят обо всем с пит-лейн. И это стоит целое состояние, которое они платят буквально за ничто. Но там наверняка будут обгоны, когда они стартуют с полными баками.


После успеха в 1981 году, следующий год наметил тихий спад. Новый болид Ligier был труден в управлении и многочисленные дискуссии, что до сих пор выводит Жабуя из себя, заставили их удалить «задние юбки», с которыми машина была спроектирована. В результате срыв планов, вынудивший Лаффита перейти в Williams в конце года, соблазненным возможностью использовать турбомотор Honda в сезоне 1984 года, в то время как Жабуй покинул Формулу-1, разочаровавшись во всем. Лаффит продолжал гоняться до 1986 года, когда в аварии на старте Гран-при Великобритании в Брэндс-Хэтче он сломал обе ноги. Как и карьера его друга, его собственная карьера закончилась в бинтах, в госпитале.





Гран-при Южной Африки 1979: несмотря на то, что они были в разных командах (Жабуй в Renault, а Лаффит в Ligier) – это не мешало им давать советы друг другу…





Все еще друзья на протяжении стольких лет. Без обиняков. Как предположил Лаффит: «Моя карьера – отражение моего характера




Сегодня, они оглядываются на те дни не сквозь розовые очки, а с чувством полноты прожитой жизни. Это рассказ о том, как на Поль-Рикаре, вся команда Ligier ожидала Лаффита на взлетно-посадочной полосе, поскольку он взял машину из гаража и повез ее на аэродром. Чтобы произвести впечатление, Жак решил покрутиться на стоянке рядом с самолетом. Он ухватился за ручной тормоз, забыв, что он работает только на передних колесах, и машина запрыгала на неровностях, подпрыгнула в «бочке» прежде чем опять приземлиться на колеса. Из нее вышел Лаффит, как ни в чем не бывало, перепрыгнув через трап на самолете. Выражения лиц Лижье и Дюкаружа, когда машина вернулась в гараж 4 минуты спустя, они сложились в гармошку, были менее спокойно.


ЖЛ: Такая штука случалась постоянно. Мы были счастливы.

ЖПЖ: Точно

F1 Racing: Сожалеете ли вы о чем-нибудь?

ЖЛ: Ни о чем. Я первый человек, кто мог обладать собой, но моя карьера сложилась так, из-за моего характера.

F1 Racing: раздражает ли вас, когда люди говорят, что вы были дилетантами и что вы могли добиться большего не будь вы таковыми?

ЖЛ: Нет. Вот почему я занялся Формулой-1. Если бы я не был дилетантом, я бы не водился с Жаном-Пьером в начале, я бы ни с кем не познакомился, особенно с Жиро, кто оплатил выступления в Volant Shell.

И снова пошла дружеская перебранка о гонке в По Формулы-2 в 1975 году. Это было их лучшее сражение на трассе, как они говорят.

«Было трудно пройти его, он грязно боролся», – смеется Лаффит.

«У меня был медленный прокол, вот почему ты меня прошел» – отвечает Жабуй.


И так назад и вперед, туда сюда, словно игра в пинг-понг продолжается беседа с характерными французскими пожиманиями плечами и жестикуляцией руками. Так или иначе, вы просто знаете, что это не имело значения 50 лет назад, когда они были двумя простыми подростками, бегающими за девчонками, неизвестными миру.
__________________
Литература по автоспорту!
Когда 15-летний парень выходил на гоночную трассу и «рвал на тряпочки» куда более старших и опытных соперников, было видно–это чистый талант.

!!++++++++++++++++ ///???xxxx.
gp2 вне форума   Ответить с цитированием Вверх
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.


Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Интервью с Ричардом Петти. 1980 gp2 Кузовные классы 1 10.01.2011 01:40
Жак Лаффит. Моя жизнь в Формуле-1 gp2 Статьи и публикации 0 22.01.2009 22:14
Вивиан Сенна. Интервью. gp2 Статьи и публикации 0 17.01.2009 16:21


Текущее время: 22:53. Часовой пояс GMT +3.


vBulletin v3.8.4, Copyright ©2000-2018.
"Форум Gp-Smak.ru - Самый смак автоспорта!" Copyright ©
При копировании любых материалов форума ссылка на источник обязательна.
Доработано: Женя-Jaguar & Dj RaScoolBaS
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru